Решение суда по иску «Транснефти» к НГ назвали посягательством на свободу СМИ

Девятый арбитражный апелляционный суд оставил без изменения решение первой инстанции по заявлению «Транснефти», чей иск к «Независимой газете» (НГ) и директору Фонда прогрессивной политики Олегу Бондаренко в ноябре 2019 года был частично удовлетворен. Об этом сообщает Российское агентство правовой и судебной информации (РАПСИ) со ссылкой на корреспондента из зала суда.

«Транснефть» требовала опровержения сведений, изложенных в статье Бондаренко «Будем компаундировать», которая была посвящена инциденту с загрязнением нефти в нефтепроводе «Дружба» в апреле 2019 года и опубликована в «НГ».

По словам представителей ответчиков, решение суда «посягает на свободу СМИ и, по существу, формирует правило о запрете рассуждений на общественно важные темы: теперь, получается, любое мнение, предположение или оценочное суждение о "Транснефти" может быть, совершенно неожиданно для журналиста, признано порочащими сведениями».

Эксперты, опрошенные РАПСИ, считают, что поведение «Транснефти» в суде может служить свидетельством того, что компания пытается снять с себя ответственность за апрельский инцидент на нефтепроводе «Дружба».

Кроме того, по мнению экспертов Российской ассоциации по связям с общественностью, удар по репутации «Транснефти» был нанесен не публикацией Бондаренко, а самим инцидентом: с апреля прошлого года, когда появилась первая информация о «загрязнении» трубы, в СМИ появилось более семи тысяч публикаций, представляющих деятельность «Транснефти» в негативном ключе.

По мнению автора опубликованной в НГ статьи, «Транснефть» скрывает от общественности правду об инциденте. Возможной причиной он называет получение компанией неучтенных доходов от смешивания нефти (компаундирования). По словам Бондаренко, российская нефть изымается из трубы и перекидывается на десятки и сотни мини-заводов, где из нее извлекаются легкие фракции, а назад в трубу сливаются отходы низкотехнологичной перегонки, непереработанные остатки нефтехимического производства и разбавленные растворителями посторонние примеси.

По словам ответчиков, указание в иске на то, что мини-НПЗ (мини-нефтеперерабатывающих заводов) не существует, вызывает сомнения. В пресс-релизах «Транснефть», отмечают они, многократно признавала не только существование мини-НПЗ, но и тот факт, что они являются серьезной проблемой, поскольку из-за их работы снижается качество нефти. В публикации Бондаренко также указывается на то, что из-за функционирования мини-НПЗ качество нефти снижается, то есть публикация Бондаренко полностью соответствует тому, что сама «Транснефть» сообщала в пресс-релизах.

Ответчики также сомневаются в возможности сброса отходов в трубу «Дружба» без участия сотрудников «Транснефти». По условиям договора, опубликованного на сайте истца, «Транснефть» должна проверять качество сдаваемой нефти и не вправе принимать некачественную нефть.

Кроме того, тот факт, что в связи с инцидентом на нефтепроводе «Дружба» подозреваемыми названы четверо сотрудников «Транснефти», доказывает, что заявления компании о непричастности к загрязнению нефти не соответствуют действительности.

В связи с процессом «Транснефти» против Бондаренко РАПСИ упоминает и публикацию агентства Reuters «Ядовитая химия "Дружбы" оказалась запрещенным тетрахлорметаном». В материале, опирающемся на результаты трех тестов и информации восьми источников, отмечается, что миллионы тонн российской нефти Urals были загрязнены отходами, содержащими четыреххлористый углерод (ЧХУ), оборот которого государство должно контролировать в рамках международных протоколов.

Как утверждают источники, смесь хлорорганических отходов с ЧХУ была в большом количестве добавлена в мазут, из-за чего стало невозможно использовать его в качестве топлива. Этот мазут был продан по сниженной цене для компаундирования нефти, которая затем и попала в систему нефтепроводов. «Каждый УПН — это серьезный бизнес. При наличии договоренностей... туда можно сдать все, что черное и хоть немного пахнет нефтепродуктами», — приводится мнение трейдера, более 20 лет работающего на нефтяном рынке Самарской области.

На фоне этих фактов предположения, высказанные в статье Бондаренко, не являются поводом для иска, а могут быть восприняты как взвешенная и вполне конструктивная критика нефтетранспортной монополии, считают в агентстве.

В свою очередь генеральный директор Центра политической информации Алексей Мухин отметил симптоматичность того, что на днях поставки российской нефти на Павлодарский НПЗ приостановил Казахстан. «Причина — вновь повышенное содержание хлорорганики», — подчеркнул эксперт. «Поставщиков на этот НПЗ много. И это вновь привлекает внимание к обезличенной нефти, которая смешивается в системе "Транснефти". Неужели после скандала с загрязнением "Дружбы" нефтетранспортная монополия вновь наступает на те же грабли и, как предполагают на рынке, практика так называемого компаундирования вновь приведёт к скандалу уже на восточном направлении?», — задается он вопросом.